Тверской
областной комитет
КПРФ
Суббота, 23.09.2017, 01:43
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Регистрация | Вход
» Меню сайта

Главная » 2010 » Сентябрь » 8 » Г.А. Зюганов в газете «Правда»: Ленин как государственник и политик нового типа
Г.А. Зюганов в газете «Правда»: Ленин как государственник и политик нового типа
13:32
В газете «Правда» опубликована аналитическая статья Председателя ЦК КПРФ Г.А. Зюганова. В нынешний год 140-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина мы не просто чтим его память, но всякий раз, вновь и вновь, обращаемся к нему за советом, ищем в его теоретическом наследии ответы на самые острые вопросы современности. Точная, научная ленинская методология особенно востребована в сегодняшней России, объятой общенациональным кризисом. Стороны этого кризиса проявляются во всём: в разрушительной «реформе» армии, в брошенном на произвол судьбы сельском хозяйстве, в неспособности власти противостоять природным катаклизмам, будь то засуха или лесные пожары.

Российское общество стоит на пороге катастрофы, как и осенью 1917 года. И точно так же, как тогда Временное правительство, нынешние временщики не способны принимать настоящие решения, действительно спасительные для нации.

Сегодня открывается осенняя сессия Государственной думы. Депутатам предстоит тяжелая и крайне ответственная работа. Коммунисты предлагают свои решения по всем проблемам государства и общества. В их основе — ленинская методология социального анализа, ленинский опыт выхода из общенационального кризиса, ленинское чувство величайшей ответственности за судьбу народа и страны.

Всемирная история знала государственных гениев задолго до Ленина: не откажешь в гениальности создателям и правителям огромных империй — рабовладельческих, феодальных и буржуазных. Но то была гениальность государственных деятелей, представляющих и осуществляющих интересы эксплуататорских классов. Ленин впервые в истории человечества явился олицетворением государственной власти трудящихся в самой большой стране мира. Именно это положение определило его роль в истории как политика нового типа, великого государственника.

Правда советского демократизма и ложь буржуазного парламентаризма

Ленин первым превратил государственную политику из средства затемнения народного сознания в средство его просвещения, вывел политику из лабиринтов тайной дипломатии, сделал ее открытой трудящимся массам, превратил политику в их собственное дело.

Капитал, став явлением всемирным, изобрел орудие одурманивания народных масс, название которому — буржуазный парламентаризм. Он выдается за истинно народную, «чистую» демократию. В плену парламентских иллюзий до сих пор пребывает большинство народов мира. Этими иллюзиями питали народ буржуазные и мелкобуржуазные партии России перед Октябрем 1917 года. Страну, истекавшую кровью в окопах Первой мировой войны, погружавшуюся в хаос, анархию и голод, настраивали на ожидание якобы спасительного для нее Учредительного собрания. Подобно грому среди ясного неба стали для Временного буржуазного правительства и эсеро-меньшевистского Петросовета «Апрельские тезисы» Ленина, в особенности следующий: «Не парламентарная республика..., а республика Советов рабочих, батрацких и крестьянских депутатов по всей стране, снизу доверху».

Один из основателей и теоретиков партии эсеров Чернов после выступления Ленина в Таврическом дворце 4 (17) апреля 1917 года перед фракциями большевиков и эсеров в Петросовете писал: «Социализм Ленина — грубый, примитивный; он действует топором там, где следует применить скальпель». Это заключение эсеровского лидера ничуть не удивительно: Ленин предлагал переход к советскому социализму, к социализму рабоче-крестьянскому. Он предлагал передать власть трудящемуся народу, народу, по убеждению эсеро-меньшевистских вождей, нецивилизованному, не «облагороженному» свободой буржуазного индивидуализма. Передать власть этой пролетарско-мужицкой массе, солдатне, настроения которой хорошо известны: мира, земли, хлеба! Это повергало в злобную ярость политических противников Ленина.

Не все большевики поняли Ленина. Среди части большевистского руководства бытовало убеждение, что власти трудящихся должна предшествовать эпоха буржуазного парламентаризма. Как и Плеханов, они оглядывались на Запад, полагая, что именно он должен стать родиной социалистической революции, но никак не лапотная Россия.

Можно сказать, что до «Апрельских тезисов» Ленин был вождем большевистской партии, после «Апрельских тезисов» он стал народным вождем. Стал политиком трудящегося народа России, политиком нового типа, принципом которого явилась правда. «Будем смотреть правде прямо в лицо. В политике это всегда самая лучшая и единственно правильная система», — утверждал Ленин. Именно правда страшила его противников, и они трижды пытались убить его. Первый раз это делали агенты Временного правительства, второй и третий раз в него стреляли, когда он был председателем Совета Народных Комиссаров. Об этом известно всем. Но мало кто знает, что Ленин мог стать жертвой обманутых питерских рабочих. Мужество ленинской правды остановило их, уберегло от непоправимого. Расскажем эту историю, свидетельствующую о том, что Ленин говорил народу правду, не зная страха. Говорил ее, даже рискуя жизнью.

После срыва в Брест-Литовске переговоров Троцким, когда кайзеровская Германия возобновила наступление на Восточном фронте, в рабочих районах Петрограда зрело недовольство. Среди рабочих слышались голоса: «Большевики предают революцию, сдают Россию немцам». Был пущен слух, что Ленин сбежал в Финляндию, прихватив с собой тридцать миллионов из Государственного банка. И тогда... снова взялись за оружие введенные в заблуждение рабочие. Две большие колонны вооруженных пролетариев двинулись к Смольному. Ленин в это время работал в своем кабинете, принимал телефонограммы с фронта. К нему донельзя взволнованные прибежали рабочие и солдаты, охранявшие Смольный, с просьбой дать команду стрелять.

— Нет, не стреляйте! — спокойно сказал Ленин. — Мы поговорим с ними. Приглашайте их представителей.

В кабинет вошли люди с ружьями и пистолетами, были злы, глядели враждебно. Ленин спокойно обратился к вошедшим и сказал, что он не только не сбежал в Финляндию, в чем они могут убедиться, но продолжает трудиться, чтобы во что бы то ни стало спасти Советскую власть. «Моя жизнь всегда в опасности, — продолжал он. — Но ваша жизнь в еще большей опасности... Вы хотите воевать с немцами?» Далее Ленин стал убеждать: да, Брестский мир, который предстоит подписать, — мир позорный, похабный, грабительский, но он дает возможность передышки Советскому государству, у которого сегодня нет армии — она дезертировала, не вынеся ужасов империалистической войны. Нужна передышка, чтобы создать новую армию и защитить власть трудящихся. И Ленин убедил сомневавшихся, потерявших веру, обманутых слухами.

Он был политиком нового типа, являлся носителем советского демократизма — демократизма прямого и открытого, отражающего интересы громадного трудящегося большинства: никакой дипломатии в отношении этого большинства, служение ему по его доверию и под его контролем. По советской демократии любой депутат, не оправдавший доверия народа, мог быть отозван из состава Совета до истечения срока его полномочий. Этого нет и никогда не будет в буржуазной парламентской демократии: депутат, избранный по доверию народа, неподконтролен и неподотчетен ему. Его ответственность перед избирателями — не более чем декларация, фикция.

Ленин — политик советского типа, полностью и безоговорочно подчинявший проводимую им политику интересам Советской власти, интересам трудового народа. Сквозь призму этих интересов он смотрел и на работу коммунистов в буржуазных парламентах. Особое значение придавал строгому воспитанию коммунистических вождей в парламентской деятельности, дабы они не оказались слабы перед искушением буржуазным парламентаризмом, не оказались в омуте соглашательства с буржуазной властью, не оторвались от масс, а были бы политиками советского типа.

Приведем выдержку из ленинской работы «Детская болезнь «левизны» в коммунизме», имеющую для нас — членов КПРФ, работающих в Государственной думе и региональных представительных органах власти, принципиальное значение. «Выработка хороших, надежных, авторитетных «вождей», — писал Ленин, — дело особенно трудное, и успешно преодолеть эти трудности нельзя... без испытания «вождей», между прочим, и на парламентской арене. Критику — и самую резкую, беспощадную, непримиримую критику — следует направлять... против тех вождей, которые не умеют, и еще более тех, кои не хотят использовать парламентские выборы и парламентскую трибуну по-революционному, по-коммунистически. Только такая критика — соединенная, конечно, с изгнанием вождей негодных и с заменой их пригодными — будет полезной и плодотворной революционной работой».

Быть политиками советского типа в буржуазном парламенте — задача не из легких. Ее решение требует отрешиться от того, как ты выглядишь, отрешиться от самопиара и всю умственную и нравственную энергию сосредоточить на том, что ты делаешь и во имя кого. Забудь о себе и думай о тех, кто избрал тебя, кто сохранил веру в Советскую власть, в ее восстановление. Для избравших тебя ты, коммунист-парламентарий, есть уполномоченный Советской власти, преданной и оболганной, но сохранившейся в сознании людей.

Диалектика единства


Существует миф о Ленине как о политике, который руководствовался только классовыми интересами пролетариата и ничуть не думал о национальном своеобразии России. Данный миф существует в сознании тех, кто не читал и внимательно не изучал ленинских работ и просто не знает истории России в ленинскую эпоху.

Обратимся к Ленину, чтобы представить следующую его мысль: «Исследовать, изучить, отыскать, угадать, схватить национально-особенное, национально-специфическое в конкретных подходах каждой страны к разрешению единой интернациональной задачи, к победе над оппортунизмом и левым доктринерством... — вот в чем главная задача переживаемого всеми передовыми (не только передовыми) странами исторического момента».


Разве осуществленная на практике идея союза рабочего класса и трудового крестьянства, идея, размежевавшая большевиков и меньшевиков, не вытекала из ленинского понимания национального своеобразия России как страны крестьянской?! Разве утверждение в ней пролетарской диктатуры в форме рабоче-крестьянских Советов не отвечало этому своеобразию?! Всё это риторические вопросы. Не было бы нужды ставить их, если бы в нашей партийной среде не высказывались суждения типа того, что социализм везде должен быть одинаков, он-де только тогда будет марксистским. Ленин первым заявил: марксизм — не догма, а руководство к действию. Его ничуть не обескураживало, что идейные противники обвиняли его в русификации марксизма. Он не русифицировал, а диалектически применял Марксово учение, сообразуясь с национально-историческими особенностями России. В период нэпа, как признавался Ленин, надо было приноровить социализм к крестьянской экономике, что и было сделано.

Мы поставили риторические вопросы еще и потому, что находятся люди, есть они и в нашей партии, которые, не зная Ленина, берутся утверждать, что, мол, он, Ленин, не ставил и не решал русского вопроса. Данное утверждение ложно, ибо в России судьбы русского вопроса, о чем писал Сталин в 1913 году, связаны с решением аграрного вопроса, с демократизацией страны. Решение аграрного вопроса в Октябре 1917 года — это Ленин, и демократизация страны — утверждение Советов как высшей формы народовластия — это Ленин. Он никогда не забывал о русском народе как государствообразующем, прекрасно понимал: от отношения русских рабочих и крестьян к политике большевистской партии зависит судьба социализма в России. Случайно ли такое ленинское определение: «русские Советы, союз русских рабочих и беднейших крестьян»?

Сама мысль о социалистическом преобразовании России была бы бесплодной без добровольного перехода к социализму русского крестьянства, читайте — русского народа. Ленин ищет национальную форму этого перехода и находит ее в кооперировании крестьян. В одной из своих последних статей «О кооперации» он пишет: «В сущности говоря, кооперировать в достаточной степени широко и глубоко русское население при господстве нэпа есть всё, что нам нужно». Так решал ли Ленин русский вопрос в процессе социалистического переустройства России? Вопрос риторический. Он решал его в связи с задачами названного переустройства. Другого решения русского вопроса не могло быть тогда, не может быть и сейчас.

Ленинская диалектика единства классового и национального с наибольшей силой выразила себя в годы Гражданской войны. Именно она позволила объединить расколотый войной народ, соединить противоположности.

Известно, что до интервенции, то есть до высадки войск Англии, Франции, США, Японии на территорию Советской республики, мелкобуржуазные слои российского общества (мелкая буржуазия города, близкие к ней середняки деревни, а также интеллигенция) враждебно относились к Советской власти, большевикам. Одной из главных причин этой враждебности был подписанный Лениным Брестский мир. Он в мелкобуржуазной среде многими оценивался как оскорбление чувства патриотизма, национальной гордости. Значительная часть мелкой буржуазии и примыкавшего к ней среднего крестьянства, интеллигенции поддерживала Белую армию, доверившись ее лозунгу «За единую и неделимую Россию!»

Прозрение наступило с началом интервенции. Предательство национальных интересов вождями Белого движения стало очевидным. Очевидным стало, что российский капитал и помещики готовы были, как говорил Ленин, «задушить Советскую власть самыми подлыми способами — предать Россию кому угодно...» А их союзники — Англия, Франция, США — «оказались главными врагами русской свободы и русской самостоятельности» (Ленин, декабрь 1918 г.).

Можно сказать, что в мелкобуржуазной массе вывод напрашивался один — ленинский: «Россия не может быть и не будет независимой, если не будет укреплена Советская власть». Отношение к последней в этой массе резко изменилось: от враждебного к нейтральному и добрососедскому. Изменилась и тактика большевистской партии в отношении к непролетарским слоям трудящихся. «Теперь, когда эти люди начинают поворачиваться к нам, — говорил Ленин, — мы не должны отворачиваться от них». Обращаясь ко всем представителям многочисленных мелкобуржуазных слоев, он с присущей ему прямотой заявил: «Мы вступаем на путь соглашения с вами, зная, что иначе, как целым рядом соглашений... страна не может перейти к социализму... Нам предстоит целый ряд задач, целый ряд соглашений, технических заданий, которые мы, господствующая пролетарская власть, должны суметь дать».

И далее Ленин представил задачи и задания, выполнение которых требует единых созидательных действий (кооператорам наладить распространение продуктов «в массовом размере», среднему крестьянину «помочь в товарообмене» и т.д.). По сути дела он предложил программу общей работы по восстановлению разрушенного хозяйства страны, что только и могло объединить расколотый народ. Это программа его единения, национального единства, хотя такое определение тогда не употреблялось. Это программа преодоления раскола в народе через соединение противоположностей, путем добровольного соглашения.

В 1921 году, при переходе к нэпу, Владимир Ильич скажет: «В нашей революции за три с половиной года мы практически неоднократно соединяли противоположности». Один из примеров тому он приведет еще в 1918 году в статье «Маленькая картинка для выяснения больших вопросов». В ней он рассказал, как в городке Весьегонске местная Советская власть, оценив обстановку голода, холода, полного паралича экономики, призвала трех молодых промышленников и поставила им условия: или пускаете через два месяца кожевенный завод, налаживаете движение узкоколейки, работу деревообрабатывающего завода, и тогда за вами остаются ваши капиталы, право управления вашими предприятиями, или, в случае отказа, вся ваша собственность экспроприируется. Промышленники поняли, что имеют дело с серьезной и умной властью. Условия были приняты. Население Весьегонска было спасено от холода и голода. Рассказанная Лениным история поучительна тем, что в ней дан пример соглашения Советской власти не только с мелкими хозяйчиками, а и с теми, кого сегодня принято называть представителями среднего бизнеса, сознающими свои социальные обязанности перед трудящимися.

Ненавистники власти Советов представляют сегодня ее первые годы, а это годы Гражданской войны, как сплошной террор, конечно же — «красный» террор. Он был ответом на «белый террор». Был и русский бунт, бессмысленный и беспощадный, не признающий никакой власти. Была и кровавая махновская вольница. Всё это преодолела, переборола Советская власть не только методами революционного насилия (без них никакая революция не обходится), но и методами союза, соглашения со всеми, кому была дорога Россия. Ленинская политика соглашения, компромисса не только с представителями непролетарской массы трудящихся (с теми же мелкими бизнесменами сегодня), но и с теми, кого пролетарский вождь называл культурными капиталистами — полезными рабочему классу в качестве умных и опытных организаторов производства, снабжающего необходимыми продуктами миллионы людей,— эта политика может быть положена в основу создания патриотического антиолигархического фронта. Может, если она будет хорошо изучена КПРФ и принята как руководство к действию в условиях углубляющегося общего кризиса в России. Может, при условии выдвижения всеми участниками патриотического фронта лозунга «Никакой поддержки олигархически-чиновничьему правительству!»

Просмотров: 1017 | Добавил: tverkprf | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
» Форма входа

» Календарь новостей
«  Сентябрь 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

» Поиск

» Друзья сайта


» Статистика
Rambler's Top100
Rednews.Ru Чевенгур Сайт Воронежской областной организации СКМ (Союз Коммунистической Молодёжи). esp.master74.com Молодёжное движение СКМ -Брянское областное отделение Сайт совета инициативных групп жителей Москвы Механизм Народовластия Интернет-магазин «ПолитАзбука» – Полезные идеи от А до Я!
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz